Мирослава Карпович: «„Папины дочки“ — период моей задержавшейся юности»

Популярная актриса в эксклюзивном интервью нашему сайту рассказала о ситкоме «Папины дочки», своем прозвище «девушка-праздник» и будущих детях

Мирослава Карпович: «„Папины дочки“ — период моей задержавшейся юности»

— Какую параллель можно провести между вами сегодняшней и периода ситкома «Папины дочки»?

— Наверное, только ту, что я девочка. (Смеется.) Время уже далеко ушло. Это был период такой моей задержавшейся юности. Потому что тогда я жила в окружении очень юных девушек. Если можно так сказать, мы все жили по-домашнему — попа к попе. (Смеется.) Как в одном большом общежитии, в большой коммунальной квартире, как одна большая семья. У меня тогда не было разделения на работу и дом. Работа была для меня своего рода домом, ведь у нас сложился очень хороший коллектив — никто и никогда не ругался, хотя столько женщин на площадке работали. У меня не было такого, что я не хотела идти на съемки. Или устала. Физическая усталость была, безусловно, но не более того. Это всегда было празднично для нас, для меня. Всегда было о чем поговорить. Это был период двойного дома. Потом это прошло, с окончанием проекта началась совершенно другая жизнь. И тогда я поняла, что не девочка совсем, как говорится, надо идти дальше, расти, развиваться. Ведь все девочки начинали работать еще совсем юными, они были школьницами, а Катька ходила в садик, потом в школу. Я же на момент начала съемок уже закончила институт. В период с 21 до 29 лет многие женщины создают семьи, выходят замуж, а у меня просто не было времени этим заниматься, потому что, помимо того что я работала на площадке почти круглый год с небольшими паузами, параллельно была занята во множестве антреприз. В свое время был момент, когда Катя Вуличенко ушла из спектакля Дмитрия Астрахана, забеременела, и группа искала молоденькую востребованную актрису, которая бы могла сыграть ту роль, которую играла Катюша. В моей весовой категории много актрис не было, возможно, еще Даша Сагалова, но выбор пал на меня.

Мы встретились с режиссером, переговорили. Я пришла попробоваться на репетицию, там играли Анатолий Журавлев, Валерий Яременко, Даша Поверенова. В общем, попробовалась и очень быстро вошла в спектакль. Сразу поехала на театральный фестиваль «Амурская осень» в Благовещенск. Один раз всего лишь сыграла, вы не представляете, и после этого, когда вернулась обратно в Москву, мне поступило восемь предложений антрепризных спектаклей с главными ролями. Я только успевала щелкать их, как орехи. У меня было столько премьер, что просто мама, не горюй, как говорится. И так у меня началась моя активная антрепризная жизнь, которая привела к тому, что у меня теперь есть своя компания вместе с Сережей Ефремовым — это «Московский театр комедии». Мы успешны и в Америке, и в Канаде, и в Европе, и по всей России катаем наши спектакли. У нас хорошая репутация. Сейчас, когда у нас выходил спектакль «Блез» и еще несколько проектов, мне звонили продюсеры и просили: «Мир, кого бы ты порекомендовала из театральных артистов на эти роли?» А я не кастинг-директор. (Смеется.) Но просто все знают, как я общаюсь с коллегами, что часто помогаю им просто как администратор. Я не говорю, что за это получаю деньги, но просто я умею очень правильно организовать вокруг себя людей, очень правильно подобрать коллектив, как говорится, одной группы крови, чтобы всем было комфортно. Получается, что, помимо того что у меня есть творческая жилка, присутствует еще и деловая, которая сегодня активно развивается. Если раньше я себе как бизнесвумен не очень доверяла, то сейчас понимаю, что подросла. Не нужно этого страшиться, а стоит себя максимально развивать.

— Не пугают эксперименты в театральных работах?

— Нет, ну что вы! Я люблю театр. И на самом деле многие эксперименты я придумываю себе сама. (Смеется.) Если говорить о последнем спектакле «На Стриме», который идет на сцене МХАТ имени Горького, то крутящаяся ванна была придумана мною. Там была история со сценой насилия. Режиссер Дмитрий Бикбаев очень тонкий человек в вопросе подхода к таким моментам. Он не хотел делать это жирно. Вот мы и думали, как бы все исполнить тонко и красиво. Решили душить главную героиню, есть много возможностей сделать эффектно. Стали вспоминать даже сериал про Ганнибала и другие триллеры. (Смеется.) Но пришли к выводу, что это будет очень грубо. Ведь на спектакли приходят подростки, а нам не хотелось, чтобы они это видели. Потом мы всем коллективом решили меня топить в ванной. Опускать голову, вытаскивать. Но тоже отказались. А потом, когда мы стали репетировать, я увидела, что ванна раскачивается. Вот и спросила, а ванна проворачивается? Мне ответили, что да. И я предложила ее проворачивать. Они не поняли. Я и поведала о силе притяжения и энергии движения. (Смеется.) Давайте попробуем ее покрутить, а я буду внутри, как космонавт, предложила я. Да и костюм, комбинезон серебристый, у меня был немного схож с космическим. Его потом чуть переделали для удобства. Наша техническая часть со всей их любовью и трепетом ко мне, максимально меня услышав, сделали действительно удобные ручки по бокам и крепежи для кроссовок внутри ванной. Получилось очень удобно. Многие думают, что это травмоопасно, но там главное голову не откидывать назад, только прижимать к груди. В этом и заключается весь трюк. Главное — иметь крепкий вестибулярной аппарат. (Смеется.) А мой партнер очень активно и быстро меня крутит, у меня даже нет шанса выпасть оттуда.

— Вы упомянули про свой вестибулярный аппарат, а откуда у вас такая удивительная гибкость и пластика?

— Нельзя сказать, что я как-то уж сильно этим занималась, просто с детства папа всегда меня тренировал. Уже когда мне было месяцев пять. Делал со мной детскую гимнастику, чтобы спинка была гибкой, ручки, ножки. Затем я ходила в школу танцев. А дедушка, царствие ему небесное, очень любил смотреть по телевизору спортивные соревнования, мне очень нравилась художественная гимнастика. На самом деле, все это пошло оттуда. Мне очень нравилось повторять за гимнастками какие-нибудь трюки. И дедушка, а он был из семьи спортсменов, старался меня поддержать: раскладывал подушки на полу, поддерживал меня, когда я пыталась что-то выполнить. В общем, помогал мне осуществлять мои эксперименты. И это было классно, потому что он, будучи спортсменом-легкоатлетом, понимал в теории, как это правильно сделать. А так как я и от природы, в принципе, гибкая, то у меня все легко получалась. А когда я переехала в Москву, то поработала в «Тодесе» для удовольствия, посмотрела, как взаимодействует вся эта система изнутри. Узнала эстраду. Но эстрада мне совсем не понравилась, это вообще не мое. Там совершенно другая политика, а я довольно консервативный человек, семейный, не люблю идти по головам, я очень тонко воспитана своими родителями, по классике. Поэтому борьба за первые линии меня не захватила. Да я и не стремилась дальше танцевать. Я мечтала быть актрисой. А это было для опыта и смелости своей. Это была отличная школа, закалка. Я познакомилась с чудесными хореографами, танцорами, с Аллой Владимировной Духовой. Даже с эстрадными артистами успела поработать, а это тоже опыт интересный. Я выступала в Кремле, в ГКЗ «Россия», который был тогда еще неперестроенный. Для подростка это было захватывающе. И когда я поступала в театральный, у меня уже было понимание, как правильно себя подавать. А это немаловажно. Дело в том, что я росла не в актерской семье. Была зажатой, а потанцевав, я уже понимала, как хотя бы управлять своим телом. А когда понимаешь, как управлять своим телом, дальше со словами учишься работать, и… в общем, это все мне очень помогло.

Я благодарна всему, что возникало на моем пути спонтанно или нет. Это привело к тому, что я поступила в театральный с первого раза. Но это было непросто. Я проходила все туры-перетуры. Но это и есть совокупность и опыт того, что было до этого, что было пройдено мною. Это был результат, который помог мне стать тем, кем я стала. И я признаюсь вам, что очень люблю слово «спасибо». И я хочу всем сказать за это спасибо! Да, я не суперзвезда, не поднялась до каких-то высот, но чего-то же я достигла в этой жизни. Пусть все знают меня по сериалу «Папины дочки». Но это тоже круто, потому что не всегда в жизни артиста бывает такая роль, по которой тебя помнят. Уже сейчас выросло то поколение, которое с нами взрослело, у них появились дети. У меня есть спектакль «Красная шапочка», я с ним весь мир объездила, так вот на него приходят молоденькие мамы с детками, благодарят меня, говоря, что не только сами выросли на сериале, но и своих деток они тоже растят на нем же. (Смеется.) Уже вырастает другое поколение на нашем сериале, который мы когда-то создали. И мне приятно. Возможно, у меня когда-то будут свои детки, они тоже посмотрят его, и мультики, которые я озвучивала. (Улыбается.) Мне приятно, что я сделала что-то, что мне не стыдно будет показать своим малышам. И радостно, что есть другие мамы, которые благодарны нам за то, что мы когда-то создали. Значит, мы не зря провели столько времени на этом заводе. (Смеется.)

— Следует ли из этого, что вы ни разу не пожалели о выбранной профессии?

— Ни разу.

— А что, кстати, привлекло вас в первую очередь в спектакле «На стриме»?

— Режиссер Дмитрий Бикбаев — молодой взрослый человек. Он гораздо старше своих лет внутри. Он круто умеет работать с артистами, как с юными, так и со взрослыми. Прекрасный друг. Что редкость в наше время. Мы все, конечно, коллеги между собой, но редко кто дружит. А с Димой мы струнами души сплелись. Не то чтобы мы каждый день созваниваемся, пьем кофе или ходим в баню, нет. (Смеется.) Но когда мы встречаемся, в эти редкие моменты мы сердечно с ним общаемся на разные темы. Поддерживаем друг друга. Он однажды тонко спросил меня, готова ли я вступить в этот проект с небольшой провокацией. Я ответила, что с ним пойду, мне это интересно. Мне было любопытно, как это можно осуществить. Я максимально в это вложилась. Эта тема актуальна и интересна для многих. Я люблю такие экстремальные роли накаленного характера. Мне хотелось показать, что я не просто комедийная актриса. Ведь когда я заканчивала институт, я была премированная драматическая актриса. Пока плохих отзывов я не слышала. Но всем не угодить.

— За что любите театр?

— За то, что это происходит здесь и сейчас. Выходя на сцену, обратного пути уже нет.

— Вы упомянули о слухах. Сейчас, заходя в интернет, в топе новостей — Карпович готовится стать мамой.

— Да-а-а! (Смеется.)

— Ваше отношение к этому?

— Ну, судя по трюкам, которые я делаю в ванной, несомненно, я готовлюсь! (Хохочет.) Такая я отчаянная мать! Я очень ироничный человек, с большим чувством юмора, закалкой, большим дзеном внутри себя, я умею фильтровать, умею понять, что господам журналистам тоже нужно как-то зарабатывать. У каждого своя стезя, свое направление в этой профессии. Я уважаю каждого. Каждый находит счастье в том, что она ему приносит. (Смеется.) И эти их писания, в том числе, входят в это понятие. Ну если это приносит им доход, дай Бог им здоровья, богатого жениха и всякого прочего. (Смеется.) А я читаю, удивляюсь, но мои нервы, скажу так, не дрожат. Ну придумали они себе такое, ну и хорошо. Про меня чего только ни придумали уже. (Смеется.) Для меня самое главное, что обо мне думают мои близкие люди, мои друзья. А они знают обо мне все и все понимают. Они меня поддерживают, они со мной рядом. И это счастье. Большего мне не надо.

— Вы часто смеетесь, не из-за этого ли, случайно, вас называют «девушка-праздник»?

— Нет, девушкой-праздник меня называют дома. К примеру, к маме приехала подружка из Сочи. Я прихожу вечером с работы, любимый должен вернуться из командировки. И я решаю сделать к ужину советскую столовую. Накрыла стол скатертью, нашла в магазине граненые стаканы, салфетницы с яркими салфетками, табличку нарисовала. У меня был колпак, фартук, как у повара в столовой. Я приготовила котлеты, гречку с подливкой, пюрешку, компотик яблочный. Подруга мамы спросила, а у вас праздник какой-то, на что я ответила, что почему обязательно должен быть какой-то праздник. Просто так. Это тот момент, когда я приезжаю домой и понимаю, что хочется зажечь свечки, какие-то ароматизаторы, поставить пластинку, сварить пасту. Или я надела шубу и шапку с вуалью, например, решила, что это будет вечер французской кухни и поставила улиток в духовку. На самом деле я всегда призываю людей, работая с теми же подростками, не скучать. Многие говорят, что скучно жить, как себя развеселить, как мало чего интересного. Но на это я всегда отвечаю: «Господи, ребятушки, нет, не скучно, нет!» Мы сами можем создать себе праздник из ничего. Вспомните, как наши бабушки и дедушки могли сделать шапочки из газет, взять ботинки, налить в них коньяк и пить из них. И это уже был праздник. Или на костре печь картошку на прутиках, слушать старые песни, танцевать или просто петь под гитару. Это и есть моменты маленьких радостей, безумств, которые нас объединяют. Это заставляет нас хотеть вернуться домой после трудного дня. Это тот момент, когда дом — это очаг, когда дом — это ассоциация с радостью. Именно этому меня всегда учили родители.

Когда я постоянно гастролировала, не могу сказать, что была домовитой. И жизнь утекала. А пандемия заставила меня о многих вещах задуматься. Бывает, что настроение падает, мы устаем, тяжело, работы много. Ситуации в жизни разные складываются. И вот как раз в такие моменты и надо думать, если есть, например, осьминог в морозилке, что с ним делать? (Смеется.) Открываешь кулинарные книги. И вытворяешь с ним что-то феерическое. Это крутой опыт. Не всегда круто получается, но если делаешь с любовью, если что-то получается не так, все равно, это ценные моменты. Я за них благодарна и счастлива. В общем, я призываю людей не искать где-то праздника на стороне, мы сами способны его создать. Это очень просто и легко: повесь фонарики, купи цветочки, испеки пирог, что угодно, не важно, соленые огурцы положил в тазик, картошку свари, селедку порежь — и вот тебе вечеринка а-ля рус. Это и прогулки, и просмотр старых фильмов, и спонтанные поездки на велосипедах и самокатах.

— А как вас обычно зовут?

— Очень по-разному. (Смеется.) Мирославой Олеговной называют на улице или в магазине. Даже молодые люди, выросшие на нашем сериале, зовут меня именно так. Маленькие детки могут обратиться как к Маше. Иногда зовут Мирой. Это те, кто более начитан и повзрослее. Дома зовут Марусей. Все звучит очень нежно. Как бы ни называли, главное — отношение. Назовут Мирославочка, кажется, такое имя длинное, а звучит тепло. (Смеется.)

Источник

Загрузка ...
Сity News 2